Безлошадные экипажи.

   «Безлошадные экипажи» Бенца и Даймлера не нашли спроса на их родине. Горожан пугали хлопки от взрывов паров бензина в двигателе (его и называли «взрывным двигателем»). «Полиция не должна допустить, чтобы бензиновая тележка подвергала весь мир опасности», — писали в немецких газетах. Даймлеру пришлось испытывать повозки по ночам, на загородных дорогах.

   А когда он поставил двигатель на судно, то пустился на хитрость. Вдоль бортов этого судна на крупных, хорошо видных с берега фарфоровых изоляторах были натянуты провода. Изобретатель уверял сограждан, что лодка приводится в действие электричеством, которое представлялось менее опасным, чем бензин. Бенцу вменили в обязанность перед каждой поездкой сообщать в полицию маршрут и места остановок, для того чтобы можно было привести в готовность пожарные команды.
   Изобретатели продали свои патенты во Францию, благодаря этому долгое время Франция была ведущей автомобильной державой. Автомобили, построенные по патентам Бенца и Даймлера или снабженные их двигателями, появились на рынке под марками французских фабрикантов. В самые последние годы XIX века выпущены английские и американские машины. Модели этих лет демонстрируются в музее фирмы «Даймлер — Бенц» в Штуттгарте (ФРГ), отдельные экземляры есть в Политехническом музее в Москве и в Дрезденском музее транспорта (ГДР).
   Как ни странно, новую машину не сразу окрестили автомобилем. Мешало широкое применение этого термина ко всякой механике, да и очень сильна была традиция конного транспорта. Автомобиль именовали «безлошадным экипажем» в отличие от «лошадных» и вместе с тем в напоминание о них. Называли его также моторной тележкой, мотором, коляской, велосипедом, самокатом, самоходом (этот термин сохранился, в частности, в польском языке).

  Постепенно термин «самодвижущийся экипаж» все же пробивал себе дорогу. По-французски он звучал «вуатюр отомобиль». Вскоре для краткости существительное «вуатюр» отбросили. Осталось прилагательное. Термин получился звучный, интернациональный — «отомобиль», «аутомобиль», «автомобиль». А теперь в разговорный французский язык вернулось слово «вуатюр» (без «отомобиль»), то есть просто «повозка». Ясно — механическая: ведь конные стали редкостью, и сразу понятно, что не о них речь. Так же в немецком языке — «ваген», в английском — «кар». В русском языке закрепилось слово «машина», когда-то относившееся к паровозу, а то еще и «автомашина». Будем же называть героя нашей повести автомобилем, иногда для краткости и разнообразия  — машиной.